preload preload

Оптические волокна как объекты права

При строительстве сетей операторы связи нередко сталкиваются с необходимостью приобретения прав на оптические волокна. Зачастую создание и эксплуатация сети предусматривает использование не более двух-трех пар оптических волокон, в то время как современные кабели связи, как правило, насчитывают значительно большее их количество. Определенные трудности вызывает классификация оптических волокон как объектов права. Рассмотрение этого вопроса будет способствовать решению правовых проблем, возникающих при приобретении в аренду, собственность, а также отчуждении оптических волокон, находящихся в оптическом кабеле, содержащем большее количество оптических волокон, чем требуется оператору связи для создания и эксплуатации соответствующей сети связи.

Для уточнения используемого в статье понятийного аппарата обратимся к законодательству Российской Федерации. Согласно ст. 2 Закона РФ «О связи» № 126-ФЗ от 07.07.2003 (далее – Закон) под сетью связи понимается технологическая система, включающая в себя средства и линии связи и предназначенная для электросвязи или почтовой связи. Термин «линия связи» Закон определяет как линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи. Следовательно, сеть связи включает в себя средства связи, линии передачи, физические цепи и линейно-кабельные сооружения связи.

В соответствии с Правилами технической эксплуатации первичных сетей взаимоувязанной сети связи РФ (далее – Правила), утвержденными Приказом Госкомсвязи России от 19.10.98 № 187, под «линиями передачи» понимается совокупность линейных трактов систем передачи и (или) типовых физических цепей, имеющих общие линейные сооружения, устройства их обслуживания и одну и ту же среду распространения сигналов в пределах действия устройств обслуживания (п. 213). Согласно п. 217 Правил, типовая физическая цепь – это физическая цепь, параметры которой соответствуют принятым нормам. Пункт 216 Правил устанавливает, что физическая цепь представляет собой металлические провода или оптические волокна, образующие направляющую среду для передачи сигналов электросвязи.

Из вышеприведенного глоссария следует, что оператору для создания или строительства сети связи в любом случае необходим такой их элемент, как физическая цепь, т. е. металлические провода или оптические волокна, образующие направляющую среду для передачи сигналов электросвязи. Сети связи не обязательно должны находиться в собственности оператора. Поэтому понятие «создание», используемое в настоящей статье, охватывает также термин «строительство», так как сети связи могут быть созданы посредством не только строительства (т. е. собственно создания путем строительства), но и заключения договоров купли-продажи, аренды или иных договоров, направленных на приобретение прав на сети связи и (или) их элементы у иных субъектов гражданско-правовых отношений. Под термином «эксплуатировать» понимается использование сети связи в целях оказания услуг связи и (или) услуг по пропуску трафика, в результате чего оператор получает возможность извлекать доход.

В том случае, если оператор намерен создать и эксплуатировать сеть связи с использованием в качестве физической цепи оптических волокон, ему необходимо приобрести права на них. Права в данном случае означают право собственности, право аренды, а также любые иные вещные или обязательственные права, которые позволят эксплуатировать сеть связи.

В российском законодательстве отсутствуют правовые акты, содержащие нормы о запрете использования оптических волокон, не входящих в состав оптического кабеля связи. Однако системный анализ содержания значительного числа нормативно-правовых актов РФ (например, упомянутых выше Правил), технология строительства сетей связи прямо указывает на то, что оптические волокна, используемые при создании сетей связи, всегда входят в состав оптического кабеля связи. Данное требование в первую очередь обусловлено необходимостью обеспечения защиты оптических волокон от внешнего воздействия, поскольку оптический кабель представляет собой определенное количество оптических волокон в специальной броне. Согласно ГОСТ Р 52266-2004 «Национальный стандарт. Кабельные изделия. Кабели оптические. Общие технические условия» в состав оптического кабеля (ОК) входят оптические волокна (ОВ), а также некоторые другие элементы, такие как промежуточные и наружная оболочки, броня, защитные шланг и покрытия и др. Таким образом, оптические волокна являются частью оптического кабеля связи, состоящего из оптических волокон и различных защитных оболочек.

В состав ОК может входить несколько ОВ различных типов, обладающих различными (или одинаковыми) техническими характеристиками. Каждое оптическое волокно, входящее в состав ОК, характеризуется такими параметрами, как тип (одномодовое или многомодовое), коэффициент затухания на определенной длине волны, дисперсия и пр., которые оказывают определяющее влияние на возможность передачи по конкретному волокну электрического сигнала с конкретной длиной волны. Оптическое волокно обладает самостоятельными техническими характеристиками, независящими от технических характеристик других ОВ, находящихся в том же ОК, поскольку каждое ОВ, являясь самостоятельной физической цепью, используется для передачи конкретного электрического сигнала независимо от применения других оптических волокон (физических цепей) в ОК. Таким образом, информация в виде электрических сигналов передается по отдельному волокну независимо от ее передачи по другим волокнам, что обеспечивается использованием каждого ОВ в ОК по отдельности. С этой целью п. 5.4.3. ГОСТ Р 52266-2004 определяется, что конструкция ОК должна обеспечивать возможность идентификации ОВ, т. е. такое обозначение ОВ, которое бы позволяло отделить конкретное ОВ от прочих, находящихся в том же оптическом кабеле.

Раздельное использование ОВ для передачи определенного электрического сигнала по каждому из них предполагает необходимость идентификации ОВ и на стадии подключения ОК к станционному оборудованию приема и передачи электрических сигналов. В этих целях руководящий документ отрасли «Оборудование кабельное оконечное. Общие технические требования» (РД 45.064-99) в п. 3.2.7. прямо устанавливает, что оконечное кабельное оборудование, предназначенное для концевой заделки волоконно-оптических кабелей, должно обеспечивать, в частности, идентификацию оптических волокон.

Следует обратить внимание на то, что в состав линий, а соответственно, и сетей связи, согласно ст. 2 Закона, входят именно физические цепи, а не оптические (или иные) кабели связи. Кроме того, из описания оптического кабеля видно, что он является не более чем совокупностью нескольких оптических волокон, объединенных общей защитной оболочкой. Именно поэтому базовый вопрос рассматриваемой темы – это вопрос о том, делимую либо неделимую вещь представляет собой оптический кабель связи.

В силу ст. 133 ГК РФ вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения, признается неделимой. Данная норма в российской доктрине толкуется по-разному. Так, например, в «Комментарии к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая», под редакцией проф. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина (Юрайт-Издат; Право и закон, 2002), указывается, что критерием признания вещи делимой или неделимой служит оцениваемая гражданским оборотом способность или неспособность составных частей вещи приобретать самостоятельную ценность. Весьма вероятно, что решение этого вопроса может носить неоднозначный характер и зависеть от того, что в данной местности считается самостоятельной вещью, и наоборот. Оценка «самостоятельности» или «несамостоятельности» должна быть прерогативой суда, который в зависимости от обстоятельств дела будет определять характер спорной вещи». Очевидно, что авторы в качестве основного критерия делимости используют способность части вещи приобретать самостоятельную ценность.

С точки зрения Е.А. Суханова, делимой считается вещь, которая разделяется в натуре так, что любая из ставших самостоятельными частей может быть использована по прежнему назначению, т. е. выполнять ту же функцию, что и вещь в целом (например, соответствующая часть жилого дома или отдельное изолированное жилое помещение в квартире). Неделимой признается вещь, которую невозможно разделить в натуре, не изменив при этом ее первоначального хозяйственного или иного назначения, поскольку ее отдельные части не в состоянии выполнять прежние функции вещи (например, земельный участок менее предусмотренного законом размера). Делимость и неделимость представляют собой юридические свойства вещи, «так как в физическом смысле делима всякая вещь».

В судебной практике и доктрине известны также иные мнения, однако наиболее распространенная точка зрения состоит в том, что если часть вещи может быть использована по тому же назначению, для которого функционально предназначена целая вещь – данная целая вещь является делимой. В качестве примера такой позиции можно привести Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 12.08.2005 по делу № А28-3229/2004-42/7, в соответствии с которым суд признает двигатель и самолет неделимой вещью (несмотря на то, что двигатель можно отделить от самолета), на том основании, что самолет без двигателя (так называемый планер) не может быть использован по назначению, т. е для полетов. Частью этой точки зрения является позиция, согласно которой возможность или невозможность физического отделения частей, составляющих одну вещь, друг от друга в пространстве не имеет никакого значения для квалификации вещи, как делимой или неделимой, при рассмотрении данного вопроса в судах.

Оптические волокна, содержащиеся в оптическом кабеле, представляют собой физические цепи постольку, поскольку они образуют направляющую среду для передачи сигналов электросвязи, что и является функциональным предназначением оптических волокон. Физическая цепь обладает самостоятельной ценностью, поскольку является базовым элементом сети связи. Каждое ОВ в ОК всегда идентифицировано и предназначено для использования по отдельности как самостоятельная физическая цепь. В силу этого на базе нескольких физических цепей, входящих в состав ОК, может быть создано несколько (по числу физических цепей) различных сетей связи, при этом у них может не быть общих элементов, кроме защитной оболочки оптического кабеля, содержащего ОВ, и некоторых линейно-кабельных сооружений, предназначенных для размещения указанного оптического кабеля.

Из приведенного выше описания оптического кабеля следует, что он структурно представляет собой единое целое, состоящее из совокупности разнородных вещей (ОВ, броня), т. е. является сложной вещью (ст. 134 ГК РФ). При этом оптические волокна служат в ОК главными вещами, так как именно в силу их наличия оптический кабель в принципе пригоден для использования, а защитные оболочки, призванные обеспечить надлежащее функционирование оптических волокон – принадлежностями, так как они не имеют самостоятельной (вне связи с защитой ОВ) ценности. Оптический кабель, лишенный оптических волокон, не создает среды распространения электрического сигнала, и, соответственно, для использования непригоден (его, собственно, в этом случае и нельзя назвать оптическим кабелем). Следовательно, напрашивается закономерный вывод: функциональное предназначение оптического кабеля совпадает с функциональным предназначением содержащихся в нем оптических волокон.

Как уже отмечалось, возможность или невозможность физического отделения частей, составляющих одну вещь, друг от друга в пространстве не имеет никакого значения для квалификации вещи как делимой или неделимой. Доктрина и судебная практика исходят при этом из того, что практически любую вещь можно разделить на части (например, отделить двигатель от самолета) так, чтобы части можно было применять в дальнейшем, однако далеко не во всех случаях части можно будет использовать по тому же назначению, что и целую вещь. Поэтому в данной статье не будем обсуждать вопрос о возможности или невозможности физического выделения одного оптического волокна из состава оптического кабеля (здесь следует вспомнить слова Е.А. Суханова о том, что в физическом смысле делима всякая вещь).

Нас интересует, можно ли использовать часть оптического кабеля в виде одного оптического волокна по тому же назначению, по которому используется весь оптический кабель? Ответить на этот вопрос следует утвердительно. Ведь одно отдельно взятое из оптического кабеля оптическое волокно не утратит своих характеристик и будет способно образовывать направляющую среду для передачи сигналов электросвязи в той же степени, в которой такой способностью обладают оставшиеся в оптическом кабеле ОВ. Тот факт, что применение отдельного оптического волокна без защитной оболочки не позволит обеспечить должным образом его защиту от внешнего воздействия, не влияет на способность самого волокна быть использованным по своему функциональному назначению, поскольку имеет отношение исключительно к условиям его эксплуатации (без защитной оболочки риск механического повреждения волокна, естественно, возрастет). Тип волокна, коэффициент затухания на определенной длине волны, дисперсия и иные характеристики оптического волокна, определяющие его способность быть физической цепью, не изменятся от того, будет волокно окружено защитной оболочкой или нет.

Рассмотрим и противоположную точку зрения. Предположим, что оптический кабель с входящими в его состав оптическими волокнами является неделимой вещью. Тогда согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 05.04.2005 № 15318/04 признание вещи неделимой влечет за собой определенные правовые последствия – часть ее не может быть предметом самостоятельных гражданских прав. Таким образом, части оптического кабеля – оптические волокна не могут быть предметом самостоятельных гражданских прав, если оптический кабель является неделимой вещью. Правовые последствия такого признания очевидны. Приведем лишь некоторые:

1) Предметом гражданских прав может выступать только оптический кабель в целом. Соответственно какие-либо сделки, направленные на приобретение прав (собственности, аренды) на отдельные физические цепи – базовый элемент сети связи, запрещены. Оператор связи вынужден приобретать оптические кабели, содержащие большое количество оптических волокон (а современные оптические кабели, как правило, содержат 16 и более волокон), даже в том случае, если ему необходимо меньшее количество физических цепей.

2) На оптический кабель связи при приобретении его в собственность двумя и более лицами будет устанавливаться только общая совместная собственность, что соответственно означает возможность определения в таком имуществе только идеальных долей (например, 1/3 оптического

кабеля). Это сделает абсолютно невозможным использование оптического кабеля, так как все волокна в нем идентифицированы и предназначены исключительно для использования по отдельности, о чем уже шла речь выше. 1/3 оптического кабеля невозможно подключить к оборудованию приема и передачи электрических сигналов, поскольку это можно сделать только в отношении конкретных и четко идентифицированных оптических волокон.

3) Приобрести в собственность или произвести отчуждение линии связи, включающей в себя, к примеру, две физические цепи и построенной на базе оптического кабеля, состоящего из большего количества оптических волокон, невозможно даже в том случае, если продавцу принадлежит на праве собственности весь оптический кабель, так как ОК придется продавать целиком (а если оставшиеся оптические волокна в кабеле используются продавцом в составе других линий связи?).

4) Создается абсурдная ситуация, при которой операторы связи вынуждены будут в целях четкого разделения оптических волокон между собой приобретать в собственность 40 оптических кабелей, каждый из которых включает одно ОВ, вместо приобретения одного ОК, включающего 40 ОВ, несмотря на то что, по сути, эти объекты с точки зрения их функционального предназначения абсолютно идентичны – отличается лишь защитная оболочка. Кроме того, на базе 40 ОК с одним ОВ в каждом невозможно построить линию связи воздушным путем, т. е. путем подвески всех этих оптических кабелей на одну и ту же линию электропередач.

5) Такое признание противоречит существующей судебной практике, например, Постановлению ФАС Поволжского округа от 04.06.2002 по делу № А 12-305/2002-С22. Судебный акт устанавливает, что договор аренды волокон не считается заключенным, поскольку в нем не определено «какую часть волоконно-оптических кабелей на участках передал (истец. – Примеч.авт.) в аренду ответчику. Тому подтверждением является также отсутствие согласованного сторонами приложения № 1 к договору, где стороны обязаны были установить перечень оптических линий связи, передаваемых в аренду». Тем самым суд подтверждает возможность предоставления оптических волокон в аренду (суд называет их «оптическими линиями связи») и, соответственно, то, что оптические волокна вместе с оптическим кабелем образуют делимую вещь.